Андронов М.С. К истории изучения тамильского языка в Советском Cоюзе

Первое знакомство русских людей с тамильским языком произошло сравнительно давно: уже в начале ХVIII века Академия наук в Петербурге располагала вполне определенными сведениями об этом языке, а во второй половине ХVIII в. в библиотеке Академии паук имелся ряд тамильских рукописей. По-видимому, язык этих рукописей в известной мере изучался, но никаких документально подтвержденных данных по этому поводу не сохранилось. В 1775 году в Мадрас прибыл известный русский музыкант Г.С.Лебедев, сочетавший в себе талант артиста с талантом языковеда и этнографа. В течение двух лет Г.С.Лебедев изучал тамильский язык в Мадрасе, а затем в совершенстве овладел бенгальским языком и хиндустани и добился значительных успехов в изучении санскрита. Труды Г.С.Лебедева в области индийского языкознания и этнографии широко известны: в 1805 году в Петербурге вышла на русском языке его книга, посвященная описанию народных обычаев индийцев1, а за четыре года до этого он опубликовал в Лондоне свою грамматику хиндустани на английском языке2. И хотя до нас не дошли какие-нибудь работы или наброски Г.О.Лебедева по тамильскому языку, он по праву считается первым русским востоковедом, изучившим тамильский язык.

Надо полагать, что тамильский язык изучался русскими языковедами и после Лебедева, но первые работы, ему посвященные, были опубликованы на русском языке лишь пятьдесят лет спустя.   Это были две небольшие статьи-рецензии об исследованиях немецкого дравидолога К.Грауля, занимавшегося изучением тамильского языка и литературы3.

Более углубленное изучение тамильского языка в России связано с именем известного русского лингвиста профессора сравнительного и славянского языкознания С.К.Булича (1859-I921). С.К.Булич собрал обширную библиотеку по дравидийскому языкознанию и посвятил ряд оригинальных статей дравидийским языкам - тамильскому, телугу, и малаялам. Наибольший интерес представляет статья С.K. Булича «Тамильский язык»4. В соответствии с характерным для классического русского языкознания интересом к живому языку, С.К.Булич уделяет особое внимание обиходному, разговорному тамильскому языку. Отмечая, что разговорный тамильский язык заметно отличается от литературного, или поэтического, языка и «требует почти самостоятельного изучения», С.К.Булич, в отличие от большинства дравидологов того времени, не считает разговорный язык вульгарным или искаженным и не заслуживающим научного изучения. Более того, С.К.Булич отмечает искусственный характер рафинированного поэтического языка, возникновение которого он связывает со стремлением противостоять санскритскому влиянию. «Этот искусственный характер книжного тамильского языка, - пишет он, - особенно ярко обнаруживается при сравнении его со старыми надписями, отражающими непринужденный народный язык и свидетельствующими, что тамильский язык не подвергся особым изменениям за последние восемьсот лет»5.  Эти наблюдения С.К.Булича имеют принципиальное значение для изучения истории тамильского языка, для определения истинного соотношения разговорного и литературного языка, для разработки тамильской диалектологии.

Вслед за С.К.Буличем большой вклад в изучение тамильского языка внес советский этнограф и языковед А.М. Мерварт, посетивший в 1914-18 гг. Цейлон и Индию с целью изучить быт и нравы народов этих стран, а также тамильский язык. В результате этой поездки был собран обширный этнографический материал, описанный в ряде статей. В 1928 году А.М. Мерварт опубликовал статью, посвященную истории взрывных согласных в дравидийских языках6,  а в следующем, 1929 году - первую на русском языке грамматику тамильского языка7. ' Книга А.М. Мерварта по своему содержанию выходит далеко за пределы темы, названной в заглавии. По существу она является теоретическим исследованием по грамматике литературного языка и при всей спорности отдельных ее положений (подмена разговорных форм литературными, утверждение об именном характере тамильских глагольных форм и др.) представляет собой несомненный интерес для всех языковедов, изучающих тамильский язык.

В послевоенное время тамильским языком начинал заниматься одаренный молодой индолог В.С.Воробьев-Десятовский, прекрасный знаток санскрита, пракритов, тибетского и ряда новоиндийских языков. Его интересовал вопрос о влиянии дравидийского субстрата на развитие индоарийских языков8, но преждевременная смерть, к сожалению, оборвала его жизнь в расцвете творческих сил, когда ему не было еще и тридцати лет.

Автор этих строк приступил к изучению тамильского языка во второй половине 1952 года, предварительно посвятив несколько лет изучению бенгальского языка и хинди. По окончании аспирантуры Института востоковедения АН СССР он в течение года обучался тамильскому языку и дравидийскому языкознанию при аспирантуре Мадрасского университета и, возвратившись на родину, защитил диссертацию о морфологии глагола9,  отдельные части которой были опубликованы и продолжают публиковаться в виде статей10,   В 1960 году вышла его же грамматика тамильского языка на русском языке11. Начиная с 1956 года автор данной статьи преподает тамильский язык аспирантам и сотрудникам Института востоковедения и редакторам различных  издательств.

Среди ленинградских востоковедов тамильским языком и литературой занимаются в настоящее время И.Н.Смирнова, владеющая также санскритом и хинди, а также С.Г.Рудин, преподающий хинди и тамильский язык (совместно с проф. Адилакшми) студентам Ленинградского университета. И.Н.Смирнова познакомила советских читателей с историей развития тамильской литературы12 и теперь работает над исследованием жизни и творчества великого тамильского поэта Субраманьи Бхарати, подготовив перевод на русский язык многих его стихотворений.

С.Г.Рудин совместно с A.M.Пятигорским, московским востоковедом, специализирующимся в области философии тамильской шайва-сидханты, подготовил тамильско-русский словарь, который в ближайшее время должен выйти из печати13. A.M. Пятигорским написаны две работы по истории тамильской философии 14,   а также рецензии и обзоры.

Среди работ советских востоковедов, готовящихся к печати, можно назвать работу аспиранта Ю.Я.Глазова, посвя¬щенную анализу языка «Тирукурала» Тируваллувара. Эта работа войдет составной частью в совместную работу советских и чешских ученых, в которой участвуют также М.С.Андронов, С.Г.Рудин, A.M.Пятигорский и чешский дравидолог К.Звелебил. Совместная работа советских и чешских дравидологов имеет своей целью подготовку научной исторической грамматики тамильского языка, которая будет написана ими на основании анализа тамильских текстов, относящихся к различным эпохам. Предполагается издать три сборника статей, посвященных такому анализу, которые затем послужат основой для написания исторической грамматики.

Среди других готовящихся работ здесь хотелось бы отметить прозаический перевод на русский язык «Тирукурала», выполненный Ю.Я.Глазовым. Автор настоящей статьи подготовил к печати книгу «Разговорный тамильский язык и его диалекты», в которой делает попытку классифицировать современные диалектные формы. Им же написана краткая грамматика языка каннада и подготовлен русско-тамильский словарь (в соавторстве с А.Ш.Ибрагимовым и Н.Н.Михайловой), который будет издан в 1961-62 гг.

____________

1)         Г.С.Лебедев, беспристрастное созерцание систем Восточной Индии брагменов, священных обрядов их и народных обычаев, СПб., 1805.

2)         Lebedeff H., Grammar of the Pure and Mixed East indian Dialects, London, 1801. В настоящее время эта грамматика Г.С.Лебедева переиздается в Калькутте.

3)         К.Грауль и тамульский язык, "Русский инвалид", ОПб.. 1853, № 146; Граулевы исследования тамульского (тамильского) языка в Индии, "Вестник Императорской русского географического общества", СПб., 1853, ч.8, кн. 4.

4)         С.К.Булич, Тамильский язык, "Энциклопедический словарь", изд .Ф.А.Брокгауз и И.А.Ефрон, 64, ОПб., 1901.

5)         Там же, стр. 572.

6)         A.M. Meerwarth, The History of the Intervocalic Stops in the Dravidian Languages, «Доклады АН СССР. В», Ленинград, 1928, №7

7)         А.М.Мерварт, Грамматика тамильского разговорного языка, Ленинград, 1929.

8)         В.С.Воробьев-Десятовский, К вопросу о роли субстрата в развитии индоарийских языков, "Советское востоковедение", 1956, № I.

9)         М.С.Андронов, Очерк морфологии глагола в современном тамильском языке, Институт востоковедения АН СССР, Москва, I960

10)       М.С.Андронов, Разговорные формы тамильского глагола, «Краткие сообщения ИВАН», 29, М., 1959;

                                  «Личные Формы глагола в современном тамильском языке, «Языки Индии», Москва;

                                   On the Future Tense Base in Tamil, " Tamil Culture", 1959, № 3;

                                   On the Uses of Participles and Participial Nouns in Tamil, Ibid., No. 4;

                                   A Hint to the Origin of the Present Tense Suffix kinr in Tamil, Ibid.

11)       М.С.Андронов, Тамильский язык, Москва, I960.

12)       И.Н.Смирнова, Краткий очерк развития тамильской, литературы, "Литературы Индии", М., 1958.

13)       Тамильско-русский словарь. Составили А. М .Пятигорский и С.Г.Рудин. С приложением Краткого очерка грамматики тамильского языка, написанного М.С.Андроновым.

14)       А.М.Пятигорский, История Шиваганги, "Проблемы востоковедения", 1958, №1;

                                     «Сведения о материалистической философии в трактатах тамильской шайва-сидханты, "Проблемы востоковедения", 1960, № 4.